3D-модель: мираж или инструмент?

Июль 18, 2011/0/0
Home / Новости / Новости / 3D-модель: мираж или инструмент?

3D-модель: мираж или инструмент?
Author: “Недвижимость и Строительство Петербурга”, № 27(662) 2011-07-11, c.12
Могут ли строители с помощью современных интерактивных технологий преодолеть неумолимый «закон Хеопса», в соответствии с которым ни одна стройка не укладывается в запланированные сроки и сметы? Насколько экономически оправданны дополнительные затраты на создание предпроектных 3D-моделей? Эта актуальная тема стала предметом острой дискуссии, которую редакция «НП» провела в конференц-зале отеля «Азимут» на Лермонтовском проспекте.
Дмитрий Синочкин:
—Тему предложила компания VIZERRA. И вопрос сразу к ней. В ваших проспектах есть фраза: «Стоимость 3D-модели — не более 1% от стоимости проекта, мы сохраним вам минимум 10%». «Сохраним» — это значит «сэкономим»? За счет чего?
Дмитрий Шмараев:
—Недостатки и недочеты, которые проявляются в ходе строительства и не были учтены при проектировании, хорошо заметны в интерактивных 3D-моделях. Обычная (не интерактивная) 3D-модель — это всем известные статические образы, «мультики», которыми пестрят девелоперские сайты. Интерактивная модель — виртуальная система, которая в точности воспроизводит данные и чертежи, подготовленные для строительства. В ней учтены дизайн, геодезия, ландшафт, ближайшее архитектурное окружение, освещение (причем в динамике). Все эти факторы позволяют увидеть полную картину реализованного проекта, что называется, побывать в будущем.
Недочетов, крупных и мелких ляпов будет выявлено достаточно. Особенно если говорить об элитном строительстве. В столичный проект «Плющиха» мы вошли на этапе проектирования. В одной из дорогих квартир с террасы открывается вид на соседнее здание. И в 3D-модели хорошо видно, что жильцы соседнего дома могли бы свободно наблюдать за всем, что происходит на террасе. Что вряд ли понравится будущим покупателям. В результате было принято решение удлинить стену и скрыть террасу от взглядов.
Еще об экономике. Транспортный хаб в Барселоне — самый крупный на юге Европы проект по инвестициям и объему строительства. Проект очень резонансный, снесено много устаревших построек, на их месте возведут современное здание. На данный момент там только котлован. Используя нашу модель, застройщик представил проект правительству Испании и мэрии Барселоны и получил положительную оценку.
При этом в 30% проектной документации уже после утверждения были внесены поправки, устранены недочеты, выявленные моделью. Кроме того, когда модель проекта была размещена в виде ролика в Интернете, это изменило реакцию общественности, пошли позитивные отзывы.
Дмитрий Синочкин:
— Хотелось бы услышать мнение участников процесса. Насколько часто встречаются такие ошибки, насколько они экономически значимы и действительно ли предложенная модель поможет их избежать или предупредить.
Александр Погодин:
— Я пришел на эту встречу не для того, чтобы посмотреть, скорее — чтобы принять решение. Мы готовы потратить деньги на 3D-модель наших объектов, но потратить мы хотим для того, чтобы больше заработать. Есть две основные причины. На определенном этапе работ принять однозначное решение весьма сложно.
Это либо очень большие затраты, либо серьезные потери по времени, либо все вместе. Поэтому еще «на берегу» понять, что же вы получаете в итоге, очень важно. Вторая причина: в большинстве случаев заказчик не является конечным потребителем. Покупатели хотят увидеть, что они получат за свои деньги, особенно если это касается комплексной застройки или жилых кварталов.
Андрей Орленко:
— Эту модель можно выложить в Интернете, например для проведения общественных слушаний. Или для общения с инвестором.
Дмитрий Шмараев:
— Наши модели довольно легкие, даже барселонский проект «весит» не больше 150 мегабайт. При современных скоростях Интернета он быстро скачивается и разворачивается. Можно сделать и режиссерскую постановку, где будут использованы звуковое сопровождение, спецэффекты.
Вопрос из зала:
— Могут ли быть подключены другие базы данных?
Дмитрий Шмараев:
— Любые другие базы данных, если они есть, можно подключить без проблем.
Светлана Ламкина:
— А если их нет? Откуда вы берете данные об окружающей ваш проект действительности?
Дмитрий Шмараев:
— Их предоставляет заказчик.
Светлана Ламкина:
— То есть в стоимость ваших работ это не входит? Заказчик их делает за свой счет. Данные, которые обеспечивают визуализацию ландшафта вокруг объекта, стоят дорого, может больше, чем вся модель. Лазерное сканирование — вещь не дешевая. А чтобы получить правдивую картинку — каким будет вид из окна, — без этого не обойтись. Дело даже не в детализации, а в точности отображения информации.
Дмитрий Шмараев:
— Вернемся на Плющиху. Дома, которые окружают комплекс в нашей модели, вполне реалистичны, но это не 100%-е попадание. В первом приближении дома выполняются с хорошей степенью визуализации, чем дальше, тем меньше подробностей.
Андрей Тетыш:
— Объем информации увеличивается бешеными темпами. Если проектная документация у меня измеряется уже грузовиками, то утверждать, что там нет определенного количества ошибок, может только человек, у которого нет такого опыта. Там есть ошибки, и их нужно выявлять. Есть два способа: можно начать строить, и все в процессе обнаружится, мы все знаем, как это бывает. Можно попытаться состыковать исходные данные и какую-то часть ошибок исключить.
Владимир Федоров:
— Воспринимать компанию VIZERRA в качестве технического консультанта для проверки проектной документации — смешно. Она может сделать качественную визуализацию, которая позволит добиться маркетинговых преимуществ. Возможно — поможет увидеть часть ошибок проектирования. Но вряд ли основную.
Светлана Ламкина:
— Чтобы выдержать параметры внутри комплекса, достаточно чертежей. Но как только вы «вставляете» эту модель в город, важно, чтобы расстояния до соседних домов, их высота были истинными. При градостроительной оценке объекта вы входите не изнутри, а снаружи, вы его воспринимаете из существующей городской среды. Важно, чтобы эта среда была отражена в достаточно точных исходных данных.
Дмитрий Синочкин:
— А разве я у вас в КГА их не получу?
Светлана Ламкина:
— Пока нет. Вам придется вкладывать деньги, и это будет дороже, чем вы думаете.
Дмитрий Синочкин:
— То есть как с детальной планировкой. Чтобы получить проект квартала, я должен заказать ПДП для всего района…
Александр Борисенко:
— Сейчас в онлайн-режиме работает карта Петербурга, в ней порядка 80 информационных слоев: кадастр недвижимости, кгиоповский и так далее. Она пока не трехмерная, плоская, но по информационному наполнению она уникальна, потому что в ней использованы официальные данные. О трехмерности, безусловно, нужно думать, и кадастр должен быть трехмерным. Но сейчас исходных данных, хотя бы на 80% приближенных к истине, для создания такой модели у города нет.
Елизавета Конвей:
— Любая новая технология требует денег, и поначалу она дорогая. Недавно одна из западных компаний попросила меня предоставить портфолио — как наши девелоперы продвигают свою элитную продукцию. Когда я им вынесла кучу буклетов, они и плакали, и смеялись. Лично мне как консультанту хотелось бы презентовать проект именно так, чтобы можно было бы виртуально пройти по зданию, войти в квартиру. Это значительно облегчило бы работу и сняло страхи при покупке на уровне котлована.
Евгений Рязанцев:
— Интерактивная модель — следующий шаг не только в продвижении, но и в проектировании, наверняка будут и следующие. Самое близкое сравнение — с экономическим прогнозом. Понятно, насколько важен на начальном этапе точный расчет бюджета проекта. Чем точнее мы это сделаем, тем лучше будет результат.
Андрей Тетыш:
— С точки зрения продаж вообще нечего обсуждать: никто не покупает недвижимость не глядя. Чем ближе мы подведем человека к реальности, тем проще ему принимать решение. Дальше все зависит от качества продукта.
Дмитрий Синочкин:
— Новые «фишки» сначала всегда появляются в дорогом сегменте, потом переходят в массовый. Сейчас есть возможность этот процесс ускорить.
Оксана Андросова:
— Вопрос еще упирается в сроки. Сколько вам потребовалось времени на разработку 3D-модели?
Дмитрий Шмараев:
— На «Плющиху» — месяц, у нас большая команда разработчиков.
Оксана Андросова:
— Насчет внесения изменений: как застраховаться от ошибок в самой 3D-модели, какой уровень ответственности вы можете взять на себя?
Елизавета Конвей:
— Тренд, который активно обсуждается,?— это квартиры «под ключ». 3D-визуализация позволит не делать один демонстрационный апартамент, шоу-рум, а поможет посмотреть, как будет выглядеть любая квартира на любом этаже.
Вопрос из зала:
— Есть ли возможность через эту программу провести инженерные расчеты? По нагрузкам, по оборудованию?
Дмитрий Шмараев:
— Мы этим не занимаемся. Но в принципе, любую информацию можно вставить в модель.
Александр Погодин:
— Визуализация — ни в коем случае не панацея от всех ошибок. Это дополнительный инструмент, позволяющий инвестору, который может быть не силен в технической составляющей, увидеть то, что по чертежам он не увидит никогда.
Лично мне как заказчику интересно видеть, какой у меня будет проект. У меня одно видение процесса, у инженера — другое, у строителей — третий подход. Когда есть возможность уже сегодня, на старте, понять, что будет в конце, я двумя руками «за».
Участники «круглого стола»
Александр Борисенко,
начальник Управления информационных технологий КЗРиЗ СПб
Светлана Ламкина,
руководитель проектной группы, КГА
Владимир Федоров,
руководитель департамента продаж компании «Петербург СИТИ»
Андрей Тетыш,
генеральный директор компании «АРИН»
Елена Афиногенова,
директор по работе с арендаторами компании Technopolis
Елизавета Конвей,
руководитель отдела элитной жилой недвижимости Knight Frank St.Petersburg
Александр Погодин,
первый заместитель генерального директора ГК «Пионер»
Евгений Рязанцев,
советник VMB TRUST, вице-президент ГУД
Андрей Орленко,
менеджер по продажам компании VIZERRA
Дмитрий Шмараев,
менеджер по продажам компании VIZERRA
Анна Мироновская,
начальник отдела маркетинга ОАО «СК «Возрождение Санкт-Петербурга»
Оксана Андросова,
начальник архитектурно-дизайнерского отдела ОАО «СК «Возрождение Санкт-Петербурга»
Игорь Алексеев,
главный инженер СК «ЛенРусСтрой»
Алексей Исаев,
программист СПбГЭТУ «ЛЭТИ»
Евгения Аллейникова,
специалист по связям с общественностью ЦДС
Владислав Фадеев,
руководитель отдела маркетинга департамента консалтинга GVA Sawyer
Ольга Мазеева,
заместитель генерального директора по развитию компании «ИРБИС»
Арина Буковская,
выпускающий редактор проекта «Инфокоммуникации он

Navigation

Add comment