Интервью Армана Гукасяна для журнала “Ереван”

Май 31, 2012/0/0
Home / Новости / Новости / Интервью Армана Гукасяна для журнала “Ереван”

Интервью Армана Гукасяна для журнала “Ереван”
В XXI веке умелое управление новейшими технологиями — это один из залогов успеха. Во всяком случае, именно так считает Арман Гукасян, в 2008 году создавший проект Next Space — 3D-технологию, позволяющую конструировать уникальные масштабные интерактивные трехмерные модели объектов, территорий, зданий. За несколько лет существования проект совершил революцию в сфере 3D-моделирования и занял лидирующие позиции на мировом рынке. Но, по словам генерального директора Next Space Армана Гукасяна, это только начало пути.
Вы из семьи кинематографистов. Как случилось, что избрали совсем иное поприще?
— Все детство я провел на киностудии «Арменфильм»: папа был замдиректора студии, мама работала в мультцехе. После школы я пошел во ВГИК — собирался стать продюсером. Институт окончил с красным дипломом, но в 1998 году в России не только кино, все было в упадке. Так что о карьере в этой сфере я уже не помышлял. Уехал в Женеву учиться финансам и маркетингу, потом работал в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, затем получил степень магистра во Франции. Пять лет сознательной одинокой жизни без родительской поддержки стали огромным опытом. Особенно годы, проведенные в США. Там я понял самое главное: никто не ждет тебя с распростертыми объятиями, всего нужно добиваться самому. Я мог остаться в Штатах, но вернулся в Москву, где возглавил восточно-европейский офис одной швейцарской компании, начал строить здесь их бизнес с нуля, и через некоторое время этот филиал стал у них самым прибыльным.
А как возникло ваше главное детище — Next Space?
— В компании, где я работал, разрабатывали трехмерные геоинформационные системы, создаваемые в основном для госструктур и правительств. Работали в ОАЭ, Пекине, Сингапуре, Москве, Лондоне. Я задумался над тем, как можно создать технологию, которая будет показывать не просто красивую трехмерную картинку, но и абсолютно точные данные, чтобы видеть реальность — как существующую, так и будущую. Когда уже прорабатывал идею, нашу компанию начали продавать. Мне предложили перейти на новую работу с месячным доходом 25 тысяч евро. Но огромные корпорации не для меня, я люблю создавать что-то новое, идти на риск. В итоге собрал команду — и вперед. В основе того, что мы делаем, лежат игровые технологии, так называемые «серьезные игры». Они родились лет десять назад в США, когда военные стали заказывать игроделам различные симуляторы — как посадить вертолет, взять прицел и так далее. Мы стали одними из первых, кто применил эти технологии в градостроительстве.
В самом начале проект Next Space сотрудничал с National Geographic Russia, c ЮНЕСКО…
— Мы начали с так называемого виртуального туризма, создав 3D-модели 20 достопримечательностей из списка объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, среди которых — Татевский монастырь, город Мачу-Пикчу в Перу и так далее. Создание 3D-версии таких важных объектов включает в себя еще и образовательный элемент. Большую часть этих проектов мы сделали за свой счет, чтобы показать, что можно пиарить страну или конкретное место совершенно по-новому. Используя фото или видео, нельзя прогуляться по Татеву. А интерактивный вариант дает такую возможность. К сожалению, пока крупных партнеров в этом сегменте у нас нет. Просто потому, что не все успевают заметить, оценить и использовать возможности новой эры. Совсем по-иному обстоят дела в градостроительстве. В этой сфере мы создали такие значимые проекты, как виртуальный инноград Сколково — а это огромная территория в 450 гектаров с 30 тысячами жителей. Город полностью планируется с использованием наших технологий, как и район Ла Сагрера в Барселоне с крупнейшим транспортным узлом юга Европы.
А почему именно туризм и градостроительство?
— Необходимо было выбрать конкретные сферы, чтобы не распыляться. Мир за последние 10—15 лет изменился с точки зрения процессов, глобализации, скорости принятия решений и темпа жизни. Каждый год поток информации, который мы получаем, в среднем увеличивается вдвое. Чтобы человек обработал данные и принял верное решение, ему нужна правильно поданная информация. В этом конкурентное преимущество нашей технологии. В градостроительстве это важно как нигде. Поэтому специально для архитекторов мы разработали продукт, который фундаментально меняет подход к строительству, будь то здание или целый город. Если раньше архитектор делал 90% чертежей, а затем заказывал трехмерную картинку, то мы создали такую технологию, которая позволяет в режиме реального времени трансформировать чертежи в интерактивную 3D-модель. При этом она содержит всю ранее заложенную информацию, которая вызывается по клику на объекте. Например, можно узнать, кто производитель объекта или из какого материала он сделан. Архитектор может заметить ошибки проектирования еще на ранней стадии — те недочеты, которые до появления нашей технологии выявлялись лишь на этапе строительства. Создание транспортного узла Ла Сагрера в Барселоне стоит примерно 650 миллионов евро. Благодаря использованию нашей 3D-модели авторам проекта удалось обнаружить ряд неточностей, которые привели бы к дополнительным расходам до 65 миллионов евро. А на нашу технологию они потратили всего один процент сэкономленного бюджета.
Как возникло сотрудничество между Next Space и руководством каталонской столицы?
— Как ни странно, барселонский проект сам нас нашел. В 2010 году мне позвонила девушка и сказала: «С вами говорят из крупнейшего в Испании архитектурного бюро, которое работает с госпроектами в Барселоне. Мы посмотрели ваш сайт и очень заинтересовались новыми интерактивными технологиями. Их хотят применить к одному из крупнейших проектов». А они же не собирались ошибки искать, им нужно было всего лишь удостовериться, что все в порядке, чтобы отчитаться перед государством и общественностью. Одним словом, от меня хотели получить согласие на участие в тендере. Попросили выслать какие-то данные. Я отправил и забыл об этом — не мог поверить, что это все всерьез! Через четыре месяца раздается звонок, и та же девушка говорит: «Я вас поздравляю! Проект утвержден, вас приглашают в Барселону подписать бумаги». Честно говоря, в тот момент я был уверен, что меня разыгрывает кто-то из друзей. Но в Барселону поехал. Там я встретился с главным архитектором города, и мы подписали контракт.
Какие конкретные недочеты в проекте удалось распознать благодаря вашей трехмерной модели?
— Например, был участок, по которому, как предполагалось, в минуту должно было проходить 400 человек. Но благодаря режиму симуляции нашей программы стало очевидно, что существующий проект позволит людям проходить этот участок только в один ряд, из-за чего могла возникнуть опасность давки. В итоге проход увеличили вдвое. Также были скорректированы фасадные решения. Сотрудничество с барселонцами послужило мощнейшим стимулом для нашей дальнейшей деятельности — и пошло-поехало. Это, кстати, не единственный случай, когда на нас вышли через сайт. Позвонили из крупнейшего российского аграрного комплекса и сказали, что им нужно перенести в 3D весь свой актив — бесконечные гектары полей и теплиц, — чтобы демонстрировать на различных выставках и шоу, привлекать новые инвестиции, отчитываться перед правительством. Министры, чиновники и инвесторы каждый раз приезжать на место не будут, а с помощью фотографий показать им реальное положение дел невозможно. На нашей 3D-модели можно будет продемонстрировать весь механизм посева, полива, работы новейших теплиц и так далее.
В Ереване вы прочли открытую лекцию в рамках проекта «Секрет успеха». В чем ее главная идея?
— Мечты сбываются, если не просто сидишь на диване, а работаешь над тем, чего хочешь достичь. При этом занимаешься любимым делом. И это вне зависимости от того, в Ереване ты живешь или в Нью-Йорке. Если я чего-то хочу, то мысленно программирую себя на достижение этой цели. Не то чтобы просчитываю все шаги, просто, когда я точно знаю, чего хочу, жизнь сама мне помогает. Это не я такой уникальный — это могут все. Самое худшее, когда говорят: «Да ну, все равно ничего нельзя сделать». Это фундаментальная ошибка тех, кто живет стереотипами. Если каждый не будет менять мир вокруг себя, то ничего само по себе не изменится. У меня всегда была идея: создать российскую компанию, где собрались бы лучшие в стране умы в сферах симуляционных технологий и гейм-дизайна. И работать из России на весь мир. За четыре года мне это во многом удалось. Понятно, что на местах, где у нас реализуются проекты, есть свои сотрудники, но мозговой центр находится в нашем офисе, в Сколково.
А в чем вы видите главную проблему современного армянского общества?
— Проблемы в России и в Армении очень похожи, только масштабы разные. Большинство людей волнует лишь краткосрочный успех. Они работают на сегодняшний день, фактически не загадывая на завтра. Никто даже не задумывается о том, как же построить «дорожную карту», которая позволит прийти к долгосрочному успеху. В какой-то степени это исторически сложившийся менталитет. Но мы живем в XXI веке, войны сегодня ведутся не ракетами, а мозгами — побеждает тот, кто выигрывает экономическую и информационную войну. Впереди планеты всей может быть лишь та страна, в которой сосредоточены лучшие умы. Именно они делают государство сильным. Та же модель работает и в бизнесе: проект Next Space не стал бы тем, что есть, если бы не мои сотрудники. Да, я лидер, я генерирую идеи, вдохновляю, решаю важные стратегические задачи. Но ведущий и ведомые имеют равное значение как для компании, так и для целой страны. Не надо думать, что на Армению работает мало умов. Во-первых, их много в самой республике. А во-вторых, по большому счету, не обязательно находиться в пределах страны, чтобы приносить ей пользу. То, что я в Москве, не означает, что я совершенно отрезан от Армении. Просто нужно создать гибкую сеть, которая вберет в себя тысячи армян во всем мире. Для этого власти должны позаботиться о том, чтобы эти люди не просто приезжали, инвестировали и уезжали, как часто случается, а использовали весь свой потенциал. Если это произойдет, то внутренняя ситуация в республике сможет серьезно улучшиться.
Нынешняя ситуация позволяет вам строить какие-либо планы, связанные с Арменией?
— К сожалению, сегодня здесь нет той среды, которая будет способствовать каким-то серьезным проектам, нет реального спроса. Кстати, проблема отнюдь не только в верхах. Люди сами должны меняться и менять среду. В первую очередь умные, талантливые ребята, а таких в Армении, уверен, немало. Необходимо хотя бы создавать интересные стартапы. Я готов сотрудничать со специалистами из Армении, занятыми в сфере игровых и симуляционных технологий, и включать их в нашу сеть разработчиков.
Многим кажется, что легче просто уехать и реализовать свой потенциал там, где уже есть соответствующая среда.
— Успех достигается не только тем путем, который легче. А еще у нас исторически сложилась другая специфика: каждый думает сам за себя. Столетия чужого ига или страха, что вот снова придут захватчики, учили нас думать прежде всего о себе и своей родне. Но пришло время меняться.
Как будет развиваться ваша компания в будущем?
—  У нас огромное портфолио, много партнеров, накоплен серьезный опыт. Но это только начало. Я бы хо- тел, чтобы благодаря деятельности компании поменялся сам механизм градостроительства, чтобы эта сфера пришла, наконец, в соответствие с законами нашего времени. С новейшими технологиями станет возможно эффективно расходовать средства и получать в итоге «умные» города. Для этого я буду развивать свои продукты во всем мире и делать крупные проекты, такие как в Барселоне или Сколково. Я человек увлекающийся, люблю заниматься сложными делами. Меня тянет делать то, что будет менять мир или хотя бы какие-то процессы в нашей жизни. Повторять то, что уже было сделано, неинтересно. К счастью, у меня колоссальная работоспособность, присущая армянскому народу на генетическом уровне. Я работаю по 18 часов в день для достижения поставленных целей. И я их достигну!

Navigation

Add comment