Виртуальный Ангкор: незавершенное совершенство

Август 17, 2010/0/0
Home / Новости / Новости / Виртуальный Ангкор: незавершенное совершенство

Виртуальный Ангкор: незавершенное совершенство
Author: Ярослав Макаев
Безусловно, виртуальная реальность все настойчивее обретает признаки материальных объектов, но человечество строит каменные сооружения несколько тысяч лет, тогда как компьютерная иллюзия существует считанные годы. За это короткое время мастерство и совместные усилия десятков тысяч исследователей, инженеров и программистов, а с ними художников, дизайнеров, менеджеров, продюсеров и бизнесменов, сотворили чудо, взрастив малолетнего гения.
Фильмы «Последняя фантазия: Духи внутри нас» и «Аватар» разделяют 8 лет, но от споров о качестве компьютерной анимации человечество органично и плавно перешло к обсуждению достоинств сюжета. И все же новоявленному гению еще придется многому научиться и много поработать.
Разработка трехмерных моделей сооружений является невероятно, немыслимо, невообразимо сложным делом! Если при создании анимации, основанной исключительно на фантазии, допустимы любые вольности, лежащие в рамках сюжета, то при воспроизведении реальных исторических зданий, многие из которых являются символами национальной гордости, недопустимы или крайне нежелательны малейшие неточности. Кент Дэвис упоминает в своей статье о замеченных им недочетах модели, но, возможно, только инженер или архитектор, профессионально работающий с системами автоматизированного проектирования, способен оценить титанические усилия, которые команда Next Space приложила для создания существующей визуализации Ангкор-Вата. Ведь они не боги и не способны создать мир в считанные дни. Им пришлось установить уровень детализации модели, при котором некоторые ее элементы выпали как несущественные: невозможно восстановить каждый излом камня и каждый завиток рельефа.
Если, например, барельефы нижней галереи храма довольно просто воспроизвести в электронной копии нашей реальности без больших трудозатрат, то почти 2000 дэватов — называемых в статье апсарами — совершенно уникальны по совокупности своих поз, причесок, украшений, каждая из них имеет собственное лицо и занимает только ей принадлежащее место! Для достоверного их воссоздания в модели потребуются десятки тысяч дополнительных человеко-часов. Когда-нибудь это придется сделать. Не сейчас. Мы строим иллюзии не так давно…
Другое дело, если речь заходит о «погрешностях измерений». Пример Дэвиса со смещенными влево ступенями — одно из следствий подобных недосмотров. Анализ модели позволяет найти еще несколько, на мой взгляд, существенных изъянов. Ниже хотелось бы остановиться на них подробнее.
При запуске модель храма переносит нас к главному входу центральной гопуры, к сожалению, лишая возможности осмотреть храм издали, тем самым являя пример ограничения по уровню детализации. Спора нет, ведь наверняка найдется кто-нибудь, кто возжелает полюбоваться видом Ангкор-Вата, например, с террасы старейшего в Сиемреапе отеля «Гранд Отель д’Ангкор». Но в данном случае древние зодчие совершенно четко определили место, с которого начинается театр! Это крестообразная площадка на внешней стороне окружающего храм широкого рва. Несколько ее ступеней, поднимающихся от земли, символизируют первые шаги долгого восхождения к вершине священной горы Меру. Жорж Гролье так описывал свои впечатления от встречи с Ангкор-Ватом: «Каждое мгновение, по мере продвижения, меняет объект. Распростертый по горизонту ансамбль понемногу сжимается вплоть до сумрачного зала, размером всего в несколько метров, внутри главного святилища — последнего слова этой поэмы из двадцати песен, где пропилеи лишь прелюдия к симфонии, звучащей, чуть только преступаешь их входные павильоны» — и первые шаги по дороге к храму подобны первым нотам прелюдии.
Равнинный пейзаж Камбоджи и здешний климат являются авторами удивительной грезы, возникающей всякий раз, когда взор, утомленный однообразием картины, пытается найти нечто необычное. Тогда далеко у горизонта вдруг возникают очертания горных вершин, и сознание обостряет все чувства в стремлении понять истинную причину зрелища: то ли облака рисуют призрачные горы, то ли подлинные горы поднимаются где-то на краю земли. Насыщенный влагой воздух образует тонкую вуаль, внезапно исчезающую в тот момент, когда иллюзия уже разгадана, и у зрителя либо не остается никаких сомнений в реальности поросших лесом склонов, либо неожиданно пролившийся тропический ливень смывает остатки наваждения.
С этим главным впечатлением от страны неразрывно связана идея «храма-горы», который совершенно точно передает характер Камбоджи, где стремительный переход от плоской равнины к горным вершинам подобен чуду, творимому по воле богов, когда и горы, и храм мгновенно и легко возникают в мареве тропического дня словно бы из воздуха. Воплощение этой идеи в камне оттачивалось веками. Каждый архитектор отбирал лучшие достижения предшественника и добавлял свои блестящие находки. Постепенно в композицию включались все большие и большие объемы окружающего пространства. Наконец в какой-то момент получила осмысление новая концепция, воплощающая собою «храм-вселенную» и объединяющая и равнины, и горы, и свод небес, и даже подземный мир. В Ангкор-Вате соединились все ранее найденные элементы, создавшие неповторимый стиль кхмерских храмов, который был доведен до степени абсолютного совершенства архитектурно-пластического образа. Зрители уподоблены опоздавшим к прелюдии, и это первый недочет.
Итак, перед нами центральный вход в храм. Монументальный портал — центральная гопура — шириной в 235 метров оканчивается слева и справа павильонами, чьи высокие ворота, не имеющие ни ступеней, ни порогов, служили для въезда повозок, прохода слонов и прислуги.
Увы, в модели храма вместо них мы находим ступени. Сравнение снимка, сделанного с воздушного шара и снимка экрана Next Space, сделанного с несколько иного ракурса, выбранного из-за невозможности «развернуться», делает эту разницу заметной. И это второй недочет.
Продвигаясь по безупречно исполненной дамбе, мимо великолепно воссозданных зданий библиотек, зритель вскоре оказывается на трехуровневой крестообразной террасе, называемой «Большая терраса». Помимо короля, взойти сюда имели право лишь жрецы, танцовщицы и храмовая прислуга, участвующие в церемонии. Уровни террасы обозначены символически и соответствуют высоте лишь двух небольших ступеней, но тронное место явственно выделено балюстрадой нагов. Отсюда владыка взирал на колышущееся у его ног пестрое море людей и животных, жизнями и судьбами каждого из которых он волен был распоряжаться по своему усмотрению. Но нас интересует иное зрелище. Обернувшись лицом к храму, пересчитаем колонны левого и правого крыла западной галереи. В виртуальной модели Ангкор-Вата их окажется по 18. И Это третий недочет.
А что же на самом деле? Неведомые европейцам соображения архитектурной эстетики, или иные веские основания, заставили архитекторов нарушить даже святая святых — идеальную симметрию храма относительно его центральной оси. И это, вне всякого сомнения, не может быть ошибкой или недосмотром! Храм, чья общая концепция и отделка продумана до мельчайших деталей, обнаруживает еще одну тайну.
Участки галереи первого яруса, расположенные справа и слева от центрального входа, имеют различное число колонн. Северное крыло западной галереи насчитывает 20, тогда как южное крыло — только 18 колонн, что также справедливо и в отношении восточной галереи. Вполне вероятно, что асимметрия связана с более глубокими причинами, нежели принято думать, ждущими своего исследования и разгадки. Роберт Стенсел, Фредерик Гриффорд и Элеонора Морон еще в 1976 году предположили, что астрономический и космологический смысл Ангкор-Вата в значительной мере недооценен современной наукой. В их работе храмовый комплекс рассматривается в качестве действовавшей обсерватории, ими идентифицированы 22 линии для визуального наблюдения положений Луны и Солнца.
Основываясь на результатах исследования Ги Нафильяна и конвертируя приводимые им вычисления в привычную для древних кхмеров меру длины — локоть (0,435 метра), иначе — хат, авторы доказывают, что многие пропорции храма очень точно соответствуют календарным и космологическим временным циклам. На основе выдвинутой ими гипотезы многими сторонниками постоянно предпринимаются попытки, по всей видимости, не лишенные смысла, увязки архитектурных соразмерностей Ангкор-Вата с положениями «Брихадараньяка-упанишады», наиболее обширной и древней из Упанишад, повествующей об изначальных основах мироздания. Однако дальше всех идут скандально известные Грэм Хэнкок и Санта Файя, связывающие в глобальный замысел строительство Египетских пирамид, храмов майя и Ангкора. 
Последний недочет лишен ауры загадочности, но также важен для понимания памятника. Второй ярус пирамиды Ангкора связан удивительно своеобразными крытыми переходами с галереей первого этажа. Сюда можно попасть, следуя «королевским путем», то есть через главный вход вдоль осевой линии, проходящей с запада на восток.
Гопуры первого и второго яруса, а также крытые коридоры, соединяющие их тройные входы, образуют квадрат, рассеченный по центру равносторонним крестом. Скрещиваясь, центральные переходы формируют четыре внутренних дворика, открывающиеся с внутренней стороны двойным рядом колонн, образующим крытые галереи почти трехметровой ширины. Неф перекрещивающихся центральных галерей на 25 сантиметров шире, чем боковых, а четыре ряда колонн создают в целом перекрытие невероятной для ложного свода ширины в 7,7 метра!
Это стало возможным благодаря тому, что в верхней части колонны имеют орнаментированную монолитную перемычку, обеспечивающую дополнительную жесткость всей конструкции, которая позволила создать столь мощные ложные своды.
Команда Next Space скрупулезно восстановила эти перемычки в парных колоннах, но упустила из виду непарные колонны, которые связаны великолепными диагональными перемычками.Отсутствие этой превосходной стилистической детали и является четвертым недочетом. Изучение модели Ангкора очень помогло в моей работе. Действительно, возможность мгновенно оказаться в Ангкоре стоит очень многого. Невозможно сделать фотографии каждого уголка, какая-либо из деталей все равно окажется упущенной. Именно такие ситуации несколько раз возникали у меня, поэтому моя признательность талантливой команде Next Space не знает границ. Уже почти закончив работу над этой статьей, взялся еще раз перечитать «Виртуальность или реальность? Ангкор-Ват: 12 пар фото и скриншотов» Кента Дэвиса и неожиданно для себя обнаружил еще одно замечание: «Я прямо-таки не могу дождаться, когда Next Space изобретет «виртуальное ледяное пиво „Ангкор“! Простите». Конечно, с этим можно было бы поторопиться! А пока такое пиво не изобретено, предложу воm это…
Текст статьи и фотографии, помимо особо указанной, © Yaroslav Makaev.

Navigation

Add comment